Андрей Дадиани, рыцарь шахматной игры


By admin - Posted on 03 Июнь 2008

Андрей ДадианиВ 1903 году в Киеве вышел сборник известного петербургского шахматного маэстро Э.Шифферса «Окончания партий принца Мегрелии Дадиани». Составитель поместил две красиво выигранные консультативные партии Андрея Дадиани и Михаила Чигорина, сыгранные ими против известного французского шахматиста Арну де Ревиеры.
Кто же был принц Дадиани, которому петербургский мастер уделил такое внимание? Почему книга вышла именно в Киеве?

Андрей ДадианиПредыстория здесь такова. После окончательного покорения Кавказа Россия взяла семьи бывших местных царей и владетелей в Петербург для «хорошего» воспитания. Так, широко известен факт, что в 1859 г. в Петербург была привезена семья мятежного чечено-дагестанского имама Шамиля. Неудивительно поэтому, что в Петербурге оказалась и семья покойного владетеля Мегрелии князя Давида Дадиани. Жена Давида, Екатерина Чавчавадзе-Дадиани, дочь генерал-лейтенанта и поэта-романтика Александра Чавчавадзе, своего младшего сына Андрея послала в Гейдельбергский университет (Германия), где он в 1874 году окончил юридический факультет. Затем Андрей поступил на службу в российскую армию. Там он дослужился до чина генерал-лейтенанта.

У Андрея Дадиани интерес к шахматам был в крови, ибо в Тбилиси в доме Александра Чавчавадзе (деда Андрея) собиралась прогрессивная интеллигенция Европы, которая развлекалась шахматами. Кроме того, сам Давид Дадиани (отец Андрея), получив образование в Европе, хорошо знал эту древнюю игру.

В 1895 г. 45-летний генерал-лейтенант уходит в отставку и покидает Петербург. В том же году он переезжает в Киев, поселяется в одном из местных особняков и занимается шахматной игрой.

Сохранилась масса публикаций о том, что генерал-лейтенант в отставке Дадиани принимал у себя дома шахматистов. Кроме того, его часто можно было увидеть играющим в известном в то время месте сбора любителей шахмат - «Варшавском кафе», где, кстати, любил играть и видный украинский драматург Михайло Старицкий.

А.Дадиани оставил значительный след в истории шахматной игры. Достаточно сказать, что в 1982 г. [в 1882 г. - прим. www.piterge.ru] английский журнал «Чесс Мансли» объединенный июньско-июльский номер полностью посвятил биографии Андрея Дадиани. Журнал печатает его фотографию, несколько партий и одну задачу.

С целью изучения биографии моего прославленного соотечественника я начал искать документы, и усилия не оказались безрезультатными. В 1950 г. №11 журнала «Шахматы в СССР» был полностью посвящен столетию со дня рождения Михаила Чигорина, ровесника А.Дадиани. В этом номере журнала было помещено воспоминание мастера Федора Дуз-Хотимирского о Чигорине, где читаем: «В 1902 году в Киеве состоялся III Всероссийский чемпионат шахматистов. В то время в Киеве жил мегрельский князь Дадиани. До приезда Чигорина здесь случился маленький инцидент между кружком шахматистов и мегрельским князем. Представители кружка в одной из киевских газет опубликовали выигранную ими партию. Дадиани воспринял это как большое оскорбление и вызвал всех управляющих кружка на дуэль, которая, впрочем, не состоялась. Через два дня после этого инцидента в Киев приехал Михаил Чигорин. Князь Дадиани пригласил к себе домой высокого гостя. Напуганный слухами об инциденте, Чигорин не посетил грузинского генерал-лейтенанта и известного шахматиста.

По грузинскому обычаю, отказ от приглашения воспринимается как большое оскорбление. Гордый князь решил постоять за свою честь. И вот наступил удобный момент. В 1903 году в Монте-Карло был назначен международный турнир, на котором председательствовал сам Андрей Дадиани. Он же профинансировал кружок для проведения турнира. На заседании участников А.Дадиани выступил с требованием об исключении Чигорина. Если этого не произойдет, он отказывается от председательства и забирает назад свои деньги. Комитет был вынужден согласиться с председателем. М.Чигорина исключили из турнира».

С позиции наших дней такое поведение может выглядеть неоправданным, но нельзя не сделать скидку на историческую конкретику и национальные обычаи.

В 1953 г. Дуз-Хотимирский издал свои воспоминания «Избранные партии», где опять негативно отзывается о Дадиани.

«Дадиани, как генерал, - пишет автор воспоминаний, - не мог участвовать в официальных играх, поэтому сильных игроков приглашал домой и там играл с ними. Лично я, 23-летний парень, часто бывал у него, оставался обедать. Один раз сыграли матч, - продолжает он свое повествование, - из 12 партий Дадиани выиграл лишь 3, остальные проиграл. В одной партии он, правда, победил красиво. Дадиани имел привычку хорошую партию со своими заметками посылать в Париж, в журнал «Стратежи», где имел много друзей. Эту выигранную партию он, конечно, сразу послал туда. Журнал вскоре опубликовал ее. Я был возмущен. Сам мегрельский князь тоже был недоволен. «Я в таком виде ее не посылал», - говорил он. Друзья не давали мне покоя, - пишет далее Дуз-Хотимирский, - настаивая, чтобы и я напечатал самую красивую выигранную мной у князя партию в газете. И так та партия появилась в прессе…»

Исследуя различного рода свидетельства людей, знавших А.Дадиани, я убедился, Дуз-Хотимирский несколько предвзято описывает характер князя.

Андрея Дадиани часто избирали президентом больших турниров. Он лично знал многих выдающихся шахматистов, переписывался с чемпионами мира В.Стейницем и Э.Ласкером. Журналы, особенно «Стратежи» (Франция), часто публиковали партии, заметки грузинского князя. Андрей Дадиани высоко ценил комбинации, поэтому имел обыкновение назначать призы за красивую партию. Следует заметить, что сам князь не участвовал в официальных турнирах, ибо тогда не было принято, чтобы столь высокопоставленные лица делали это.

О личности князя Андрея Дадиани писали разные журналы и газеты, хотя это не очень нравилось некоторым русским журналистам. Так, международный арбитр Тенгиз Георгадзе опубликовал статью об Андрее Дадиани в специальном бюллетене, посвященном тбилисскому полуфиналу (1956 г., 24-й Всесоюзный чемпионат), что стало причиной нападок на автора. В частности, Георгадзе подвергся критике в журнале «Шахматы в СССР» (№7, 1957 г.). Ему также резко оппонировал международный мастер В.Панов, который в «Шахматах в СССР» (№11, 1962) написал статью под названием «Внимание! Князь!». В.Панову дал ответ известный историк шахмат, первый советский мастер Петр Романовский, который поддержал Т.Георгадзе словами: «Не обращай внимания, они не знают истории, продолжай исследование».

В 1972 г. издательство «Советская Грузия» выпустило книгу Тенгиза Георгадзе «Играет Андрей Дадиани», которая стала украшением домашних библиотек многих любителей шахматной игры.

В этой книге мы находим много интересной информации о князе Дадиани. Автор пишет, что тогдашние издатели часто печатали комбинации Дадиани, иногда даже не упоминая их автора. Вот, например, в 1955 г. известный шахматист Александр Кобленц в своей книге поместил красивую партию, не зная, между кем она игралась. Когда его спросили о ее «авторах», он ответил: «Не знаю, взял из какого-то немецкого журнала». А.Дадиани эту партию сыграл в Западной Грузии в 1887 г. в доме местного священника Федора Хоштария. Александр Кобленц свою «ошибку» исправил в 1962 г., когда переиздал книгу.

Разумеется, круг знакомств Дадиани не ограничивался только шахматистами. Князь поддерживал тесные связи со многими представителями прогрессивной интеллигенции, в частности с писателем Тургеневым, дружил с культурными деятелями тогдашнего Киева. Так, он был в дружеских отношениях с сахарозаводчиком Лазарем Бродским, с киевским губернским архитектором Геннадием Антоновским, которого он знал еще по Петербургу. А.Дадиани часто приглашал их домой или в «Варшавское кафе».

В 1898 г. Дадиани вместе со своим соотечественником, купцом и фольклористом Петром Анчабадзе присутствовал на торжественном открытии хоральной синагоги Лазаря Бродского на нынешней улице Шота Руставели. Возможен недоуменный вопрос - а какое отношение имело это, казалось бы, узкоконфессиональное мероприятие к грузинскому князю? Но Дадиани участвовал в открытии синагоги, так как глубоко уважал Лазаря Бродского, чьи человеколюбие и благотворительность не ограничивались одной нацией.

В 1910 г. Андрей Дадиани скончался, не оставив потомков.

Сестра Андрея, Саломе Дадиани, жена потомка Наполеона Бонапарта Ашиля Мюрата, к надгробию брата положила мрамор с надписью: «Надгробный мрамор положила я - сестра Андрея, принцесса Саломе Мюрат».

Заслуги рыцаря шахматной игры перед своей родиной и широким кругом любителей спорта сохраняются лишь в воспоминаниях, которые хотелось бы видеть переизданными.

"Рыцарь шахматной игры",
Автор: Ипполит Гамсахурдия.
«Зеркало недели» (Украина), № 24 (141) 14 - 20 июня 1997
фиалка